Новости • События • Публикации

Новости ITSupportMe

post image

О компании

Бизнес-анализ

Что за страна такая бизнес-аналитика: знакомимся с отделом БА в ITSupportMe

В наши дни профессия бизнес-аналитика популярна среди представителей не только IT-сферы, но и многочисленных «неайтишных» специальностей. Какие навыки востребованы в этой области, чем занимается среднестатистический БА и самое главное, как овладеть этим ремеслом — за ответами на эти и другие вопросы мы обратились в отдел бизнес-аналитики компании ITSupportMe.   О вкладе бизнес-аналитика в проект Размышляя о степени участия БА в проекте, ребята единодушны в понимании важности своей профессии. Однако, будучи аналитиками по самому определению, оценить степень своей вовлеченности в процентном соотношении отказываются, ссылаясь на неточность такого измерения.     Так, тимлид Никита Адарченко замечает: Многое зависит от того, на какой фазе находится проект: начальной — когда практически 100% времени уходит на работу бизнес-аналитика и проектного менеджера, которые должны определить цель и задачи работы, ее границы, функционал и т.п. — или, например, на стадии девелопмента, когда аналитик занимается написанием спецификаций, поддерживает общее видение проекта и служит коммуникационным мостом между заказчиками и разработчиками... Но при любом раскладе это full-time работа, погружение в процесс максимальное. Алёна Азёма добавляет: БА — это уши, глаза и рот проекта, а также своеобразный переводчик — например, с русского на английский, с технического языка на человеческий и обратно.   Бизнес-аналитик бизнес-аналитику рознь? Но всегда ли обязанности БА совпадают в зависимости от размеров компании, ее спецификации, реалий рынка и т.п.? Наши консультанты солидарны друг с другом, отмечая разнообразие видов бизнес-анализа (Business Analyst, Systems Analyst, Business Systems Analyst, Requirements Analyst), а также различия обязанностей БА в зависимости от этапа развития проекта. Однако такая дотошность, отмечают они, скорее касается крупных корпораций с огромным штатом сотрудников и обилием других ресурсов. Что же касается компаний поменьше — здесь бизнес-аналитик зачастую выступает многофункциональным сотрудником.     Никита Адарченко: Опять же очень многое зависит от этапа проекта. Есть аналитики или менеджеры (в зависимости от структуры и размеров компании эти должности могут совмещаться или, наоборот, четко разделяться), которые участвуют в моментах пресейла, сейла, финализируют процесс и т.п. А в крупной компании многие БА никогда в таком не участвовали: там ты всю жизнь можешь работать в самой середине процесса, на этапе разработки. Например, у нас в компании многие проекты идут годами. И они даже не могут так называться с точки зрения терминологии, т.к. у проекта должны быть начало, конец, бюджет, а у нас все ongoing. Мы все время занимаемся этим, все время в работе. Даже не знаю, как это назвать — это ongoing tasks какие-то. Потому что ты уже не стартуешь, у тебя каждый месяц какая-то разработка дополнительная, улучшение функционала, поддержание старого, и тебе не говорят: «Через два месяца заканчиваем». Такое бывает очень редко и это очень круто для компании. Но есть риск для бизнес-аналитика расслабиться, ведь все, что ты делаешь, это пишешь спецификации и не видишь, как проекты начинаются, заканчиваются, ты знаешь только то, как вариться в середине всего этого процесса.     В некрупной компании ты и швец, и жнец, и на дуде игрец, то есть ты и проектный менеджер, и scrum мастер в какой-нибудь команде, и технический писатель, и немного тестировщик — все можешь делать в той или иной степени. У тебя есть возможность пощупать каждый из этапов разработки с разных позиций. В крупных же компаниях тебе скажут: «Вот у нас такой технологический стандарт, по которому мы работаем, вот это твой список обязанностей, вот твой учитель, который будет руководить тобой и смотреть, чтобы ты не накосячил». И вообще часто в больших организациях ты сперва сидишь в какой-нибудь лаборатории годик-полгода на фейковых проектах, потом тебя допускают в реальный мир с ассистированием или на какой-нибудь маленький проект, или ты будешь ассистентом — то есть дают тебе по чуть-чуть влиться в среду. В небольшой компании ты прямо с порога ныряешь в процесс. Я начинал именно так: пришел, мне на следующей неделе дали проект — ну, давай! У этого есть плюсы: ты можешь пощупать определенные вещи, которые тебе в крупной компании никогда бы не дали на таком уровне развития. Тебе бы никогда не доверили управление судьбой проекта, пока у тебя нет 3–5 лет опыта работы. Конечно, в такой ситуации развитие происходит очень мощное: ты постоянно читаешь литературу, смотришь какие-то обучающие схожие кейсы и моментально все применяешь на практике — такой опыт ни на что не променяешь. Но такой подход и самый жестокий: окунаясь с головой в работу БА, ты или выплываешь, или нет — побеждает сильнейший и наиболее способный. Если же ты не уверен в собственных возможностях или чувствуешь, что слабоват, то, возможно, медленное академическое развитие и постепенное вливание в среду разработки — твой вариант. Да, тебе понадобится не два месяца, а год, но если команда это терпит, то ты потихоньку «выйдешь на волю».   Об аналитиках ITSupportMe Отдел бизнес-анализа ITSupportMe, может побороться, пожалуй, за звание самого многочисленного в компании, ну, или хотя войти в топ5, ведь там трудится около 20 сотрудников. В чем ребята бесспорные лидеры, так это в своем разнообразии: аналитический склад ума, коммуникабельность, репрезентативность, прекрасное знание английского языка и другие необходимые для БА навыки объединили под одной крышей вчерашних филологов, экономистов, математика, психолога и даже… биохимика. Что еще раз подтверждает простую истину: все возможно, если иметь цель и идти к ней до конца. Многие начинали свой профессиональный путь с отдела Live Issues и, работая с многочисленной документацией, контролируя сложные процессы обработки заказов, отгрузки и загрузки продукции и т.д., постепенно пришли к желанию «копнуть поглубже» и познать весь процесс работы на уровне бизнес-анализа.     Одно из требований в компании для начинающих БА — это развитие у специалиста многофункциональных навыков. Именно поэтому стажеры ITSupportMe, например, не только заканчивают курсы бизнес-анализа, но также осваивают навыки тестировщика. Сам отдел БА в компании очень дружный, за годы совместной работы там накопилось немало веселых и интересных историй, а также офисных традиций. Кристина Леонова: Мы постоянно общаемся друг с другом как профессионально, так и лично, в свободное время. Каждую пятницу у нас митинги, на которых мы делимся тем, что происходит на проектах. Так как многие из них связаны, ребята постоянно держат связь друг с другом. А еще для нас важно разделить каждый праздник: ни один День рождения не проходит незамеченным, а наш тайный Санта по размаху один из самых массовых и веселых =)   О must have навыках бизнес-аналитика      Что же делает БА хорошим специалистом? Как понять, что эта работа для тебя? На этот вопрос у отдела бизнес-аналитики ITSupportMe также есть ответ. Никита Адарченко: Основной элемент бизнес-аналитики — это язык. Ты постоянно разговариваешь и конечно, очень круто знать английский. Но это даже не требование, а обязательный навык — разговаривать на английском на таком уровне, чтобы ты мог без проблем общаться с заказчиком, понимать его позицию. Но если ты просто знаешь язык, это тебе ничего не дает. Тебе еще надо обладать рядом коммуникативных, репрезентативных навыков. Основная проблема в аналитической сфере заключается в том, что тут не так много хард скиллов, которые ты можешь развивать. Например, навык написания документации: ты можешь год над этим поработать на практике — и будешь делать это довольно хорошо (использовать определенные форматы, темплейты и т.п.). Но многие аналитические скиллы — это софт скиллы, которые не развиваются быстро и легко. Навыки коммуникации, открытости, презентативности, умение расположить к себе не приобрести на курсах. Это или есть, или нет. Конечно, любые скиллы развиваются, в том числе и софт, но на это уйдет много времени. Алёна Азёма: А еще важно, уже работая БА, уметь распределять свою нагрузку. Сейчас многие исследования подтверждают, что многозадачность уходит в сторону, нужно концентрироваться на чем-то одном. Можно выполнять много задач, но не одновременно, а все-таки приоритизировать. Мало у кого вообще получалось быть настоящим «Цезарем». В любом случае одна задача идет как основная, а все остальные в фоновом режиме. Если пытаться все сделать основным, невозможно будет сконцентрироваться на чем-то одном и качественно выполнить. Я это поняла совсем недавно, всю жизнь работая многозадачно. До тех пор, пока тебя это устраивает и ты не падаешь замертво от усталости — все нормально. Но как только ты начинаешь понимать, что это сказывается на тебе, на твоем здоровье и самочувствии, на каких-то отношениях с окружающими — это уже сигнал, что многозадачность нужно было оставить еще позавчера.   О командировках   Самый крупный и самый далекий заказчик ITSupportMe находится в США, и, соответственно, большинство зарубежных командировок бизнес-аналитиков происходит именно в этой стране. Как отмечают ребята, личная встреча с клиентом очень важна в процессе работы над проектом. Когда ты видишь его face to face, а не созваниваешься по скайпу или ведешь деловую переписку, это увеличивает прозрачность, доверие, взаимопонимание, что, безусловно, идет только на благо проекта.     Алёна Азёма: Я вместе с тимлидом разработчиков и тестировщиком ездила в США не так давно, в конце минувшего года, во второй половине ноября. И мы достаточно продуктивно провели это время. Бизнес-аналитик и все остальные члены команды приезжают для того, чтобы посмотреть, как пользователь работает с системой, или, когда системы еще нет, углубиться во всевозможные бизнес-процессы, различные рабочие моменты, узнать требования юзеров, предложить им что-то свое, провести какие-то обучалки, продемонстрировать проект всем заинтересованным лицам и, соответственно, ответить на много вопросов — и в ходе этого диалога выявить какие-то новые требования и возможности. Ну, и нам немного повезло в нашей поездке: мы не только отлично поработали, но и увидели страну. У нас было 4 выходных дня, за это время мы успели побывать в 5 штатах и 6 городах. Правда, отдых получился очень активным: мы вставали в 5 утра, чтобы все успеть, а фото просматривали уже дома, в Гомеле, такой насыщенный был график. Кристина Леонова: Моя работа частично связана с командировками. Так, я, например, была в США у заказчика, ездила в Москву, где находится часть моей команды. Из недавнего — Минск, где мы перенимали знания по новому проекту. Также по возможности езжу в столицу на курсы либо прохожу их он-лайн, если не получается поехать или курс долгий.   О будущем профессии  Заглядывая в будущее своей специальности, бизнес-аналитики ITSupportMe полны оптимизма. Но этот оптимизм с оговоркой, ведь ничто не вечно в IT как в одной из самых динамично развивающихся сфер современности. И БА, чтобы остаться на плаву, нужно учитывать малейшие изменения в отрасли. Никита Адарченко: Все чаще бизнес-аналитик в чистом виде не совсем нужен. Если БА, кроме написания спецификаций, ничего не умеет, то это очень слабо. Аналитик должен разбираться еще в методологии и организации процесса разработки, в принципах современной гибкой разработки, где вообще нет ролей в классическом их понимании и, соответственно, нет бизнес-аналитиков. Тогда БА должен быть готов примерить на себя какие-то другие роли, scrum-мастера, например. Но опять же, всегда в проекте нужен будет человек, функциональная природа которого максимально приближена к классическому пониманию бизнес-аналитика. То есть и профессия эта всегда будет востребована, как ее ни назови и каким дополнительным функционалом ни заполни.     Алёна Азёма: Когда я только приходила в БА таким неуверенным шагом, как ребенок, который учится ходить, то уже почувствовала эти изменения. Уже тогда нас отправили на курсы обучаться навыкам тестирования, так как ходили слухи, что профессия бизнес-аналитика в чистом виде вырождается и что он должен обладать какими-то дополнительными навыками. Ну, опять же, и тестировщик должен обладать какими-то навыками анализа, программирования и т.д. Эта кроссфункциональность приветствуется не только потому что, если один из членов команды совершает ошибку, то остальные ребята своими скиллами могут вытянуть проект, но и чтобы работала схема «Убери БА / тестировщика и т.п. — и все остальные без него справятся, потому что могут».   Об отдыхе В целом ребята утверждают, что бизнес-аналитики ничем не отличаются от других людей, в том числе и в плане отдыха. Многим помогают переключиться и отвлечься от повседневных забот путешествия (Кристина Леонова, например, на данный момент посетила 20 стран — и с каждым разом путешествие становится всё дальше), отдых с друзьями и семьей, фильмы, книги. Вера Бабич, помимо прочего, увлекается конным спортом. Алёна Азёма — один из немногих в Гомеле сертифицированных тренеров по йоге (правда, перевела это занятие в ранг хобби, занимаясь исключительно со своими коллегами). Екатерина Минакова-Бершанская — отличный фотограф. Все единодушны в утверждении, что отдых в выходные дни — это еще один профессиональный навык, которым должен овладеть каждый. Евгений Бычков: Нельзя работать на выходных. Серьезно. В жизни работа не должна становиться единственной целью. Но, к сожалению, следовать таким принципам получается не всегда. Работа бизнес-аналитиком предполагает, с одной стороны, взаимодействие с заказчиком, а с другой стороны — повышенную ответственность за проект. Как итог, если происходит какая-либо форс-мажорная ситуация, то БА становится первой линией обороны — и уже тогда работа по ночам\выходным почти неизбежна.

ITSupportMe

15 февраля, 2019

post image

О компании

Как продать слона, или кто такой Sales manager в IT

На этой неделе мы взяли и разобрались в тонкостях профессии, а заодно познакомились с нашим менеджером по продажам Викторией Левченко поближе.   Менеджер по продажам — очень важная профессия, ведь именно этот специалист обеспечивает, по сути, финансовое благополучие компании. Согласна? Применимо ли это утверждение в IT? Да (смеется). На самом деле шучу. Это не самая важная профессия, и не ключевая, потому что, в IT важна именно командная работа. Так, например, у меня есть опыт работы независимого менеджера по продажам, когда я находила интересные проекты и предлагала их таким же независимым девелоперам. Как ни печально для меня, такое сотрудничество редко давало суперрезультаты. Ведь сложно реализовывать проекты, когда нет бухгалтера, который будет вести важные расчеты, юриста, способного оформить все надлежащие документы в соответствии с законодательством, нет опытного тим-менеджера, координатора и, конечно же, ответственных разработчиков, дизайнеров и других важных специалистов, способных вдохнуть жизнь в даже самую отчаянную идею — в таком случае все твои усилия по поиску интересного проекта тщетны. То есть в IT любая профессия оценивается как важный элемент команды.   В IT компании коллектив негласно разделяется на «технарей» и «гуманитариев». Так ли это на самом деле, и к какой группировке ты бы отнесла себя? Считаешь ли себя «айтишником»? Я такой гуманитарный айтишник (смеется). Будучи гуманитарием по жизни, никогда бы не подумала, что буду работать с технарями. Тяжело мне давалось вливание в эту сферу. Поначалу я даже не верила, что смогу понять все тонкости бизнеса. Но потом я написала свой первый proposal (у меня был очень настойчивый наставник) — и дело пошло. Но за этим первым достижением был месяц настоящего «хард ворка»: я работала днями, вечерами, оставалась до полуночи, временами отгоняя тревожные мысли типа: «Господи, почему я вообще решила, что это мое?» Я до сих пор не считаю себя суперпрофессионалом, потому в каких-то pre-sales моментах я иду за помощью к нашим техническим специалистам: тимлидам или разработчикам — смотря какой проект. Но с большего понимать, что нужно заказчику, к кому обратиться за помощью в случае необходимости или еще что-то — это ко мне пришло, конечно же, довольно давно.     Пожалуй, ни один вуз восточной Европы не готовит полностью к специфике работы в сфере IT продаж. Как ты шла к своей профессии? Я закончила гомельский иняз, а также филиал французского вуза в Клермоне (у нас он больше известен как Франко-бел). Окончив этот иностранный университет, на 5 курсе искала практику за границей и параллельно, чтобы не скучать, решила присмотреть себе работу. И так вышло, что работу я нашла раньше, чем практику, прошла собеседование в компанию, меня взяли буквально через два дня, пригласили приходить учиться — это и была моя первая IT компания. Ну, а еще где-то на генетическом уровне на меня, наверное, повлиял и мой отец, который постоянно вел какие-то бизнес-проекты и всячески подавал пример.   Как вообще можно попасть в эту сферу? Какое образование нужно? И нужно ли вообще образование? Во-первых, необходимо знание английского языка. Ну, и конечно, какие-то скилы «продавана» или хотя бы коммуникабельность. Все остальное приобретается с практикой. Ну, а так в IT приходят из разных сфер: и строители, и учителя, и экономисты, и хирурги — в общем, образование здесь явно не ключевую роль играет.   Расширение круга клиентов и поддержание партнерских отношений с ними — основа твоей работы? И есть ли какие-то «хитрости» или негласные правила для достижения такого результата?  Безусловно, это утверждение очень сильно иллюстрирует суть моей профессии. Помимо перечисленного, в некоторой степени я занимаюсь также ведением проектов, то есть у меня есть определенные account responsibilities. В компании покрупнее лидогенерация и ведение клиентов делится между несколькими людьми: кто-то pre-sale, кто-то sale и т.п. В нашей же компании с этим справляется менеджер по продажам. Насчет развития успешных партнерских отношений, я уверена, что в IT, как и в любой другой сфере, бизнес делается между людьми. Поэтому построение хороших, доверительных отношений с партнерами и заказчиками должно ложиться на плечи менеджера по продажам. Небольшое отступление: если sales менеджер будет крутым специалистом, но не сможет установить хороший контакт с представителем бизнеса либо представителем партнера, то навряд ли проекты будут выстреливать либо будут повторными. По поводу негласных правил — нужно, во-первых, соответствовать заявленному. То есть когда компания гарантирует, что может что-то сделать в определенный срок, то нужно этого придерживаться. Иначе можно один раз сдать такой проект, получить оплату и даже, возможно, положительный фидбэк, но больше никогда не встретиться с заказчиком, ведь какие-то моменты его насторожили. Как говорят, довольный клиент приведет 10 новых клиентов, недовольный уведет 100. Поэтому нужно работать над удовлетворением бизнес-потребностей заказчика.   С чего начать, если ты начинаешь с «нуля»? Допустим, этот ноль — нулевая клиентская база в компании. Или, скажем, нулевой профессиональный левел в продажах? Для тех, у кого нулевая клиентская база, в помощь хорошо идут различные онлайн платформы, профессиональные социальные сети (не в плане linkedin, а network контакты — типа сарафанного радио, но в более профессиональном смысле). Если же нет опыта в sales, то, в первую очередь, доскональное изучение доменной сферы, понимание того, что ты собираешься продавать — залог успеха. Если ты продаешь верблюжье одеяло, то тебе нужно знать, как минимум, какого оно размера, каков его состав, где продукт производится и как быстро и в каком количестве заказ можно доставить клиенту. Если ты продаешь IT, то ты должен знать, что ты продаешь: что мы, например, не занимаемся десктоп-приложениями, потому что у нас нет экспертизы в этой сфере, но мы крутые разработчики CRM и ERP систем и внутренних порталов и можем сделать мобильное приложение, и даже у нас есть команда «железячников» — настоящих профи низкоуровневого программирования и т.п. Я, например, до сих пор не представляю, как они программируют. Я понимаю, что они что-то открывают, пишут код, что-то вставляют во фреймворки, я видела эти вкладочки в среде разработки, но что делать, когда ты это все открываешь — для меня загадка. Тем не менее, я стараюсь знакомиться как можно ближе со всеми специалистами, которые у нас работают, потому что далеко не все из них здесь выполняют все, что умеют. То есть, например, у нас есть профи, которые работают на джава-проектах, но также знают какие-то другие языки программирования либо они могут выступать не только как девелоперы, но еще и как тим-координаторы и т.п. Для этого необходимо знать людей, для которых ты ищешь проекты.     Какие требования к менеджеру по продажам ты бы предъявила? И какие дополнительные, личные требования ты предъявляешь к себе как специалисту? Главное требование к себе — это, в первую очередь, постоянное развитие. К сожалению, оно не всегда легко реализуется: слишком много работы, и еще жизнь есть там, за пределами офиса (смеется). И жить хочется. Когда-то я думала, что работа — это все. Но нет, круто работать, но круто и уметь отдыхать. Для специалиста в сфере IT продаж в целом важно идти в ногу с развитием технологий. Неактуальные технологии уже никому не нужны. Хотя в моей практике бывали и ретро-случаи, когда заказчики искали специалистов, чтобы доработать или переработать проекты, написанные на каких-то древних платформах либо предыдущих версиях этих языков. И такие специалисты нужны, а их поди еще и сыщи. Ну, и конечно, sales менеджер должен приносить проекты. Это даже не требование, а логичное ожидание. Ну, и быть коммуникабельным, как я уже говорила, поддерживать хорошую связь с клиентами, партнерами и своей командой.;   Как ты считаешь, в чем различие работы менеджера по продажам в небольшой и крупной компаниях? В большой компании разграничены области ответственности: есть pre-sales; sales; есть люди, доводящие до сделки; люди, ведущие потом проект и т.д. — и эти процессы хорошо отлажены и поставлены на поток. В некрупной компании это все, как правило, ложится на плечи одного человека, которого и называют sales менеджером. Конечно, какие-то функции в этом процессе выполняют бухгалтеры, юристы. Но эта многозадачность мне, на самом деле, очень нравится. Одно и то же выполнять, наверное, очень скучно. А так вроде ты и заказы ищешь, и дело доводишь до подписания контракта, и с командой работаешь и т.п.     Если ли у менеджера по продажам личная жизнь? Как ты переключаешься? Конечно, есть! Вообще когда нет аврала, то, в принципе, я научилась переключаться и, выходя из офиса, думать о личной жизни. Но я по натуре человек очень вовлеченный, и когда я сильно переживаю за дело, когда оно «подгорает», бывает такое, что и ночами не сплю и в выходные какие-то моменты обдумываю. Но это не значит, что в свободное время нужно срочно выходить в скайп и решать вопросы. Во-первых, с таким отношением очень быстро может наступить профессиональное выгорание. Во-вторых, далеко не всем заказчикам нужно показывать, что ты в выходные работаешь: это может быть расценено как демонстрация какой-то паники, ненужной сверхактивности. Есть рабочие часы — и нужно стараться ограничивать бизнес этими рамками. Это, конечно, не значит, что, если мне кто-то позвонит по работе в выходной день, я не отвечу. Или что я заставлю себя не продумывать какие-то моменты, связанные с проектом, в голове. Но это не отменяет необходимости здорового полноценного отдыха.   Кто лучше справляется с поставленными задачами — мужчины или женщины? Кому больше склонны доверять клиенты? Мне сложно судить. Но, например, у меня есть два бизнес партнера — представителя заказчика — мужчина и женщина, и мне одинаково работается с обоими. Многое зависит от профессионализма. Конечно, говорят, что женщине проще, что она может поулыбаться и все такое, но я бы поспорила. Уходя далеко от IT, у меня есть пример человека, который продает свои услуги, при этом не улыбается и достаточно прямолинейно себя ведет, но, тем не менее, умеет расположить так, что даже если перед заказчиками выставляются не самые комфортные условия, они все равно соглашаются на сделку и впоследствии возвращаются к этому моему знакомому. Так что мне кажется, что здесь все зависит от человека, а не от пола. Но есть некоторые гендерные нюансы в самой работе, конечно. Например, через 2 месяца после того, как я ушла из своей первой компании, я узнала, что в нашей семье будет пополнение. И все дальнейшие проекты вела, будучи в интересном положении, а потом с ребенком. Это было довольно сложно. Понятное дело, перед мужчиной такого жизненного челленджа быть не может. Например, накануне поездки в роддом с огромным животом я вела скайп-митинг с тремя ребятами до 12 ночи. Поэтому когда я на следующий день им написала, что стала мамой, они сперва опешили: когда я успела?     Рейтинг тревожности твоей специальности по шкале Рихтера (если макс. 9.0)? =) Оценить профессию по какому-либо критерию очень сложно, ведь многое субъективно. Но я бы 4–5 поставила, но это лично мое мнение. Опять же, многое зависит от самой компании. Есть организации, которые могут себе позволить держать команду или даже целую компанию на бенче несколько лет. В таком случае менеджер по продажам, чувствуя за собой надежный тыл, ведет свою работу намного спокойнее. Менее крупным компаниям многие вопросы нужно решать здесь и сейчас, и, понятное дело, уровень тревожности возрастает.   Насколько далеко должны простираться профессиональные планы менеджера по продажам? Каковы твои планы на будущее? Хороший вопрос. На самом деле, он часто обсуждается менеджерами по продажам в специализированных чатах. Я на очень далекое будущее планов не строю, и этот вывод я сделала, исходя из личного опыта. На самое ближайшее будущее мои планы — найти крутые проекты и сделать так, чтобы нашим ребятам работалось максимально комфортно и интересно. Чтобы они, попивая кофеек и кушая печеньки, были счастливы и спорили о том… ну, я не знаю... какой новый календарь сделать в следующем году, например. Чтобы компания работала и развивалась, чтобы у нее были интересные проекты. А чуть дальше я бы, наверное, не заглядывала.

ITSupportMe

08 февраля, 2019

post image

О компании

Отдел разработки оборудования ITSM

На 13 этаже, на самой вершине Гомельского технопарка, в кабинете 13-03 (куда уж более зловещая комбинация чисел) творятся небывалые для IT компании вещи: повсюду лежат транзисторы-резисторы-схемы-платы — одним словом, детали. И от деталей этих запах стоит на весь коридор — пахнет железками. А еще паяльником, канифолью, вездесущей синей изолентой и, возможно, немного техническим маслом. Или чем-то еще. Традиционные айтишники место это обходят стороной, преодолевая расстояние от лестницы до уютненькой комнаты отдыха разве что полубегом. А вечером в пятницу там происходят и вовсе очень странные дела… Шутки шутками, но отдел разработки оборудования ITSupportMe, пожалуй, самое нестандартное и оттого весьма загадочное подразделение компании. И для того, чтобы получше разобраться в том, чем все-таки занимаются наши ребята, мы обратились непосредственно к их руководителю — Юрию Шульгину.     Далеко не каждая IT компания может похвастаться наличием полноценного инженерно-конструкторского отдела. Скажи, как в ITSM пришли к идее создания своего собственного отдела разработки оборудования и с чего, собственно, все начиналось? Все началось, как бы банально это ни звучало, с идеи. У нашего заказчика появилась необходимость воспроизвести прибор — портативный глюкометр, аналог имеющегося, но с расширенными возможностями. До нас подобные девайсы были весьма ограничены сферой взаимодействия, будучи в состоянии подключаться только к нескольким, максимум пяти-шести мобильным устройствам (телефонам, планшетам). Наша же задача была внести в прибор существенные коррективы, чтобы он мог работать с большим количеством мобильных устройств. Для реализации этой идеи и была организована наша команда, сперва на уровне исследования — всего 2–3 человека, но постепенно, когда у нас возникли более глобальные цели, мы начали расширяться и привлекать узкопрофильных специалистов, способных выполнить задачи, актуальные для конкретного этапа разработки. В результате наша команда проделала огромную работу: мы преобразовали всю схемотехнику, модифицировали «начинку» до такой степени, что получился совершенно самостоятельный и конкурентный аппарат на рынке медицинских товаров. И мы не можем этим не гордиться.     Насколько большой ваш отдел? Каков диапазон технической компетенции работающих в нем сотрудников? На данный момент команда насчитывает 6 сотрудников — и каждый на вес золота и 100% на своем месте. Все радиолюбители с детства, энтузиасты-изобретатели, имеющие внушительный стаж работы и, как следствие, колоссальный опыт. Сергей Сердюков — наши «очумелые» ручки, тот самый незаменимый человек, который может практически из подручных материалов соорудить годное изделие. Да-да, ему удается удивлять. Виталий Шевцов — скрупулезный мастер по софту нижнего и верхнего уровней. И assembler ему ни по чем, и с плюсами ловко справляется… Александр Королев, Алексей Титов, Владимир Заворотный — многофункциональные специалисты широкого профиля: проектируют, моделируют, производят монтаж, ловко справляются с софтом. При этом за плечами Александра и Виталия — еще и опыт научно-преподавательской деятельности, оба магистры технических наук, длительное время работали со студентами в БелГуте, Саша еще и аспирантуру закончил. Ну, а я — скорее руководитель, вдохновитель, работающий с такой позиции: не мешать специалисту работать, но делать так, чтобы у него все для этой работы было, чтобы его не отвлекали посторонние вещи и он мог в спокойной обстановке все свои знания и опыт вложить в любимое дело. Но ничто инженерное мне не чуждо, конечно, ведь моя задача также корректировать основной путь нашего развития и делать так, чтобы разработка проходила в максимально необходимом для нее контексте. Помимо всего перечисленного, я как тимлид всегда отвечаю за коммуникацию с заказчиками, отчетность, снабжение (особенно сложно найти то, что отсутствует в свободной продаже), таможенное оформление и логистику.     В целом, хочу отметить, что только благодаря слаженной работе команды нам удается показывать хороший результат, за что отдельная благодарность каждому специалисту. Ребята — молодцы! Считаю, что наш отдел R&D (research and development) c высокой степенью успеха справится с большинством профильных задач, связанных с разработкой электроники и специализированного ПО.   Каково это — работать в среде IT разработки и при этом не просто кодить за компом, а работать… скажем так, с материальными объектами? Это очень интересно, ведь ты производишь продукт, который ты можешь потрогать руками, воочию насладиться результатом своей работы! Ты понимаешь, что заказчик, когда получает от тебя прототипы, в первую очередь, говорит: «О, классно, это же завод!» (смеется). И это реально так.     Как обычно проходит разработка в вашем отделе? Можно ли описать сам процесс: от идеи до ее реализации? Любая разработка начинается с грамотно составленного технического задания. Но как правило, никакой заказчик, будучи представителем сферы бизнеса, не возьмется за это в полном объеме. Поэтому зачастую нам дается сама идея, а техническое задание — в той мере, в которой оно должно звучать для инженера — мы составляем сами. Разбиваем задачи на этапы и начинаем творить. Но сложность вся заключается в том, что у нас нет типовых задач, то есть мы не можем заранее на все 100% знать, сколько нам понадобится времени на выполнение каждого этапа, и сколько вообще этапов в итоге получится. Мы только предполагаем, как оно должно быть, основываясь на своем опыте, и начинаем работать. В процессе могут возникнуть какие-то вопросы, например, касаемо дополнительного времени, необходимого для решения определенной задачи, а какие-то этапы мы, наоборот, можем перепрыгнуть. У программистов дела обстоят немного проще: есть задача, грубо говоря, написать код, который будет написан, скажем, через месяц, как и было обещано, в нем могут быть какие-то баги, тестеры этим занимаются, исправляют, но вполне себе обозримо можно сказать, что из этого всего получится. Когда же мы разрабатывали глюкометр — это было что-то новое. Корейцы вообще сказали, что это сделать невозможно — наши американские партнеры обращались к ним с аналогичным вопросом, предлагали солидное вознаграждение. Но мы же как-то это сделали!     Часто ли вы бываете на научно-технических выставках, выступаете где-то с докладами, презентациями своей продукции? Приглашают часто, выступаем редко из-за отсутствия свободного времени. У нас нет глобального бюджета для резервирования каких-то свободных мест и ресурсов, поэтому у нас вся работа — это на 100% именно работа. Да, мы периодически посещаем выставки, например, ЭкспоЭлектроника в Москве, для того, чтобы найти партнеров, с которыми мы в дальнейшем сможем сотрудничать.   Считаете ли вы себя учеными, изобретателями? Наша работа, в первую очередь, связана с исследованиями и разработками, поэтому, да, конечно, ребята в нашем отделе — изобретатели, новаторы.   Есть ли какие-то смелые идеи, которые пока (а может быть, еще надолго) находятся в процессе осмысления? На самом деле, самая большая проблема всей «железной» разработки — это идея. Осуществить можно практически все. На сегодняшний день много чего изобретено. Электроники валом, какой хочешь — нужной, ненужной, слегка полезной, вообще бесполезной — загляни хотя бы на Алиэкспресс, где глаза разбегаются от обилия всевозможного барахла. Технически все можно сделать, но все упирается в концепцию. Если ты что-то придумал, то тут уже вопрос финансирования и времени на разработку, ну, и дальше маркетинг, внедрение, бизнес, все дела. Конкретных глобальных идей на данный момент, которые ждут в очереди, пока мы освободимся, нет. И это хорошо. Мы открыты для нового. И я с уверенностью могу сказать, что все задачи, прямо или косвенно связанные с нашим профилем, мы выполним без проблем.     Видите ли вы применение ваших знаний и умений в какой-то социальной сфере, скажем, при работе с одаренными школьниками, перспективными студентами? Все упирается в свободное время, которого практически нет. Но в долгосрочной перспективе — да, почему бы и нет. У нас есть опыт работы со студентами-практикантами, среди них попадались интересные ребята, которые не просто номинально перенимали у нас опыт, но показывали серьезные результаты, делали полезные вещи в том числе для нас. Чисто технически, кружки робототехники — это все наше. Но, опять же, вопрос свободного времени пока решающий.   Какие планы у отдела на будущее? Мы хотели бы и дальше развиваться профессионально, чтобы у нас появлялись новые нестандартные задачи. То, что они будут такими, мы даже не сомневаемся. Так сложилось исторически, что работу, которую может выполнить любой, любому и дают. А к нам, как правило, попадают самые интересные, но и самые сложные, а для кого-то, возможно, и невыполнимые проекты. И мы с ними справляемся.

ITSupportMe

25 января, 2019

post image

О компании

Системное администрирование

Технический отдел ITSupportMe

Мы продолжаем наше знакомство с отделами ITSupportMe. Герои сегодняшней статьи — МЧС от IT, без помощи которых не обходился, пожалуй, ни один сотрудник компании. Ведь неспроста по итогам 2018 года в номинации «Самый отзывчивый коллега» победил сотрудник именно этого отдела — Олег Курницов (подпольная кличка — Супер Олег)! Хотя значок с аналогичной надписью можно смело вручать абсолютно каждому труженику отрасли — настолько сложно представить повседневную офисную жизнь без этих бравых ребят. Итак, встречайте — наш Технический Отдел И чтобы разобраться, почему эти парни (и, забегая вперед, одна девушка) такие классные, а заодно не запутаться в хитросплетениях реальных историй и стереотипов, которые постоянно витают вокруг этой полумифической профессии, идем прямиком к руководителю IT отдела Сергею Пономаренко. О легендах и мифах системного администрирования Миф 1: Админ не профессия, а образ жизни. — Это больше зависит от человека, но в большинстве своем да. Если по мне судить, то мы как пожарные: пока все работает нормально — у нас спокойно, когда что-то не так — круглосуточно. А вообще, я иногда вспоминаю мультик «Приключения Джеки Чана». У главного героя там через серию была чрезвычайно сложная ситуация, когда вот вообще каждая вещь шла плохо, и он, убегая от очередной ерунды, кричал: «Плохой день, плохой день, плохой день». Так и у нас иногда бывает то одно, то другое, то третье ломается, и уже, когда очередная беда прилетает, сидишь такой: «Плохой день, плохой день, плохой день» (смеется). — Хорошо, насколько часто юзеры вас «дергают» с просьбами о помощи? — В день мы получаем от 30 до 60 тикетов (официальных запросов). Работа, как правило, заключается в помощи отдельным юзерам, а также в поддержании различных онлайн проектов. По поводу самых «популярных» дней, как всегда, понедельник самый тяжелый. После праздников же, наоборот, все в вялом состоянии, в том числе и пользователи, поэтому и работа такая… вялотекущая. Миф 2: Объем знаний + Интернет = поиск альтернативных методов отдыха. — Не сказал бы. Сисадмины тоже люди и умеют отдыхать. Семья, велосипед, спортзал, кафе, бар, побегать где-нибудь в пейнтбол, лазертаг… Миф 3. Внешний вид администратора. — Да, стереотипы построены на образе классического администратора: добродушного ботаника без амбиций, но в свитере и с бородой. У нас же в старом свитере никого. С бородой тоже (легкая небритость не считается). Дресс-кода у нас в компании нет, но в целом опрятно одеваемся, бриться тоже пытаемся. Миф 4. Админ всегда прав. — Да! (громко смеется) Но это не точно. — Бывают ситуации, когда вы ошибаетесь? — Мы все люди, а люди склонны ошибаться время от времени. Но поскольку на нас висит безопасность компании, то таких ситуаций должно быть по минимуму и очень недолго. — Ок, если «админ всегда прав», но в одной ситуации два админа имеют разные точки зрения на решение той или иной проблемы, как же вы решаете, кто правее? Учитывая, что и один, и другой обладает хорошим багажом знаний, ЧСВ тоже на высоте у обоих. Бывает, что искры летят? — Да, конечно, бывает. Бывает, спорим, но всегда стараемся находить какие-то общие решения. Либо есть еще один классный выход: делает каждый по-своему — и потом смотрим, что на выходе получается, и чей вариант наиболее эффективный — тот и «правее». Миф 5. День системного администратора отмечаете? Когда, как? — Конечно. Пиво. Бар. Мясо. — Когда? — Вообще-то День системного администратора всего один. Последняя пятница июля   это святой день. В прошлом году в «Беккере» собирались (последний комментарий принадлежит Алексею Павленко, который не удержался и присоединился к обсуждению милой душе темы). Миф 6. Системное администрирование и девушки не совместимы. — Как показала практика, девушки вполне успешно работают админами, поэтому здесь у меня предрассудков нет. У нас, например, работает в отделе Ксюша Соломка. Отличный специалист. И вообще… Ксюша, в первую очередь, инженер, а уже потом девушка. Но я считаю, что какие-то части нашей работы не сильно подходят дамам: лазить по лестницам с проводами и таскать тяжелые сервера не очень удобно. О буднях сисадмина ITSupportMe — Когда начинается и заканчивается рабочий день сисадмина в ITSM? — Обычно в рамках графика, утвержденного компанией, но наш отдел, наверное, самый растянутый по времени. У нас есть ребята, которые работают с 9 до 16, а кто-то трудится со второй половины дня до 12 ночи, потому что они работают с пользователями из США. — Как вы все контактируете? — В течение дня мы все обязательно пересекаемся, мониторим почту, но в основном чатики наше все, они всегда спасают. — А бывают такие случаи, когда кому-то приходилось экстренно выходить на работу, спасать ситуацию? — Конечно. По большей части мы можем все делать из дома, но, было как-то, что Стас Соломенин сидел до часу ночи. У нас для таких случаев даже специальный плакатик есть — «Ночь работе не помеха» (смеется). Я, бывало, сидел и до утра, устранял проблему. Показательно было, когда несколько недель назад у нас отказала вся инфраструктура в одном из центров обработки информации из-за отключения электропитания. Мы смогли совместными усилиями (Н. Трофимовича, Е. Телегина, С. Кротова и меня) поднять все за 4 часа. Конечно, такое быстрое восстановление полного падения датацентра было бы невозможно, если бы не отличная работа всей команды в течение долгого времени. — Как семья относится к такому непредсказуемому графику? — Плохо, конечно, но стараются понять и простить. Правда, иногда сидишь, работаешь, а у тебя на плечах висит дочка: «Папа, а что ты там клацаешь?» — а ты в этот момент пытаешься что-то поднять (смеется). — Какой он — идеальный пользователь? — Который дает подробную информацию о том, что у него случилось, и не паникует, когда что-то не получается, а относится с пониманием. — То есть юзер-катастрофа — это, наоборот, человек, не дающий подробную информацию и суетливый? — Да, который просто кричит: «А-а-а, у меня не работает, сделайте мне хорошо», — и начинает звать менеджера, через него пытаясь решить проблему, в результате получается испорченный телефон, а ты не понимаешь, что там произошло, и в процессе все сам выясняешь, как опытный следопыт. У нас, например, есть один «суперпользователь», от которого всегда приходят письма красным цветом, капсом и с большим количеством восклицательных знаков. Такой стиль ни разу не помогает. Или, например, такая история недавно приключилась на работе с Юрой Ермаковым. Он удаленно настраивал принтер/сканер одному пользователю. Скачал драйвера, устанавливает, а комп оборудования не видит. Проверили WIFI сети. Юзер заверил, что принтер находится в той же сети, уже добрались до роутера его, а нет принтера — и хоть ты убейся. Еще раз спрашиваем пользователя, точно ли в той же сети оборудование, на что получаем ответ: «Да-а-а-а-а, точно, я проверял, вот сейчас ВКЛЮЧУ принтер — и сами посмотрите». Занавес. 25 минут впустую. Вот такие «веселые» нюансы бывают в удаленном тех. обслуживании =) — Интересно, как люди из вашего отдела приходят в IT? — Ну, большинство технари по образованию — в основном сетевые инженеры, специалисты по сопровождению телекоммуникационных систем и т.д. Но есть и «экзотические» случаи, например, Кирилл Думов — лингвист, знаток английского языка. У нас была необходимость в техническом писателе и в человеке, который будет общаться с пользователями по телефону. Теперь же он возмужал и уже не просто технический писатель, а опытный сотрудник, который предлагает решения по взаимодействию с пользователями, автоматизации процессов взаимодействия и пр., подходя к тому или иному решению с пользовательской точки зрения. А еще настоящая находка для нашего отдела за последнее время — Юра Ермаков. Он не только отличный специалист, но и человек с богатым послужным списком: и в сфере медицины поработал, и хороший музыкант, и в Брейн-ринг и ЧГК играет (обладатель Малой Хрустальной Совы как-никак!). В общем, все приходят по-разному, но быстро вливаются в наш дружный коллектив. — Какие планы на будущее у тебя как специалиста и у тебя как руководителя отдела? И вообще как ты будущее отдела видишь? — Будущее отдела — это однозначно повышать уровень нашей компетенции и осваивать новые технологии. Мы — это не только тикеты и помощь юзерам. Ребята, например, работают с разработчиками, готовят разные среды, где их приложения будут работать. Опять же, поскольку наша сфера — одна из самых передовых, мы обязаны идти впереди всех и готовить почву для дальнейшего развития остальных. Мы стараемся следовать методологии DevOps, развиваясь вместе. — Хорошо, какой топ средств развития для своих ребят и отдела в целом ты можешь назвать? — Сейчас в основном это онлайн ресурсы, например, тот же Хабр, Хакер, StackOverflow, SecurityLab, различные американские сайты. И конечно же, документация к различным системам (хотя кто ее читает? =)). С книгами тоже дружим, но сейчас такое время, что они устаревают быстрее, чем печатаются. Плюс стараемся ездить на курсы по продуктам и технологиям Microsoft, а также на другие образовательные мероприятия, из последних — в онлайне следили за конференциями DevOps (1–2 октября, Москва), HighLoad (8–9 ноября, Москва); виртуальной VeeamON (5 декабря, backup software). В живую побывали на конференции по оборудованию MikroTik и на курсах этого же производителя с получением международных сертификатов. — А вообще реально вам уехать на конференцию, скажем, на 2–3 дня, не станет работа без вас? — Нет, мы старались сделать отдел, который не будет зависеть от одного конкретного человека, то есть у нас ребята могут друг друга подменить. Компания не должна страдать, когда кто-то болеет или еще что-то. И, опять же, выдергивать человека, когда он отдыхает где-то в отпуске, тоже не совсем хорошо. Бывает, приходится, да, но мы стараемся этого избегать. Но если прямо совсем все плохо, то мобильный телефон пару раз спасал, поднимали инфраструктуру с экранчика в 6 дюймов (улыбается). — Ок, и последнее: девиз вашего отдела? — Infra est infernum navigare, ut ad amicum socio Cthulhu, что можно перевести как «Пламя (ад) под нами и да поможет нам Ктулху». Или, как говорится, каждой твари — по витой паре! :)

ITSupportMe

11 января, 2019

post image

О компании

Все выжили? Как мы Новый год встречали

Есть только миг между прошлым и будущим. Именно он называется рабочие 2-е, 3-е, 4-е января. Но не стоит печалиться: во-первых, сегодня пятница, и впереди целых три дня выходных (да-да, опять). Во-вторых, главное-то событие этой недели все-таки произошло: c Новым годом вас еще раз, друзья! И как водится, на небесах только и говорят что о море, ну, а в офисах — о том, как они провели корпоратив и вот это всё. Давайте и мы вспомним, как это было — Новый год в ITSupportMe. А вспомнить действительно есть что, ведь мы… Получали поздравления и подарки от Деда Мороза и Снегурочки, а самые активные и изобретательные увеличили свой сладкий улов, выполняя веселые и непринужденные задания организаторов.   Играли в тайного Санту. Иногда это были милые подарочки от дорогих и любимых коллег, а иногда (например, в команде Delta) — настоящий суперквест в стиле Пилы Форт Бойяр, заставивший ребят немало напрячься, чтобы получить долгожданный приз — и призом была жизнь — не менее хитрую головоломку.   Выбирали лучших среди лучших в компании в номинациях «Самый отзывчивый коллега», «Кофейный маньяк», «Полный Армагеддон», «Редкое остроумие», «Неиссякаемая энергия» (продолжение см. далее).       Отправляли в адрес друг друга самые теплые, самые искренние пожелания, среди которых особенно запомнились поздравления, щедро приправленные милыми, красочными и остроумными фотографиями от… Команды Charlie   И команды Delta Jazz   И, конечно же, Команды Delta Jet   И особенно команды Zulu   Ну, и без нашего любимого Call-centre, конечно же, никак   … Ну, а  команда Bravo сразила всех своими супероригинальными, многозначными и немного таинственными пожеланиями в адрес любимых коллег: Желаем в Новом году (возможно даже творческих) успехов, (морального и аморального) здоровья, много улыбок (особенно во время проверки счета на карте), хорошего сна (если даже ты завалил дедлан), и хорошего (главное не спалиться) настроения. С Новым (надеемся не последним) 2019 годом. Ура товарищи!!!   И, конечно, 29-го декабря провели торжественную репетицию Нового года в лаундж-кафе «Мята». Там же на сцене свои заслуженные награды и всенародную любовь получили Самый отзывчивый коллега — Олег Курницов, Кофейный маньяк — Андрей Субботин, Полный Армагеддон — Константин Литвинов, Редкое остроумие — Валентин Петруша, Неиссякаемая энергия — Сергей Кожемякин. И конечно же, не обошлось без поздравлений в адрес самого крутого знатока английского языка по версии English Marathon version 2.0 — Веры Бабич! Еще раз поздравляем вас ребята, вы — наша гордость!   В общем, как говорится, как Новый год встретишь, так его и проведешь. И кажется, мы сделали все возможное, чтобы 2019-й был просто замечательным! Never Stop with ITSupportMe!

ITSupportMe

04 января, 2019

post image

О компании

Что наша жизнь? Игра! Знакомство с Иваном Николайцевым

Вот уже больше года в компании ITSupportMe трудится PHP-разработчик Иван Николайцев, но мало кто из коллег догадывается, что в 2019 году ни много ни мало, а 20 лет исполнится его увлечению, которому он без жалости и остатка отдает все свое свободное время. Дело в том, что этот бравый участник команды Charlie, активист корпоративных чатов и оффтопов по совместительству… актер, да еще какой! Мы решили исправить эту вселенскую несправедливость и поговорить с Иваном о его хобби основательно. Считаешь ли ты себя профессиональным актером? Конечно, нет. Профессиональные актеры — это люди, которые получили профессиональное актерское образование. Ты правда считаешь, что это обязательно? Ну, хорошо, скажем так: профессиональные актеры — это люди, которые зарабатывают этим на жизнь. Я актерством на жизнь не зарабатываю. Вот такая вот скромная позиция. Хорошо, тогда когда начался твой творческий путь: детский сад, школа, университет? Ну, в школе, понятное дело, все, кто более-менее активный, привлекаются в той или иной мере к каким-то утренникам, выступлениям, постановкам — в принципе, всех замечают. Не было такого, что в школе постоянно дергали только меня — нет. В университете после первокурсника мне предложили попробовать походить в театре позаниматься. Руководитель коллектива «Если бы…», тогда это был его основатель Геннадий Иванович Воронин. И так с 1999 года я начал заниматься театром. Было ли у тебя какое-то обучение? Ты тренировался или просто играл?  В любительских театрах каждая репетиция — это учеба. Нет каких-то курсов, куда мы ходим. Ты приходишь на репетицию и в процессе учишься. Твоя первая роль? Ну, начнем с первокурсника. В первокурснике я играл дедушку. Это был единственный в истории первокурсник, когда был полуфинал и финал. Тему сейчас не вспомню, это было в 1999-м году, 20 лет почти прошло! Мы тогда не выиграли, заняли 2 место. В «Если бы…» первый мой большой спектакль был по пьесе нашего гомельского драматурга Василия Юрьевича Ткачева, в русском варианте она звучит как «Кто-то ходит за окном», мы же выступали в оригинале, по-белорусски. И 99% постановок «Если бы…», когда им руководил Геннадий Иванович, были белорусскоязычные. Ты хорошо знаешь белорусский? Я на нем не разговариваю, но белорусский я знаю. Мешало твое хобби учебе? Нет, не мешало. Если это была первая смена, то, понятное дело, съездил домой, какие-то дела порешал и вечером к 19 в универ. Если это вторая смена, то в 19.15 заканчиваются пары — и ты бегом в 1 корпус на репетицию. И сколько лет продолжалось это творческое безобразие? В «Если бы…» до 2004 года, пока я с 4 курса не ушел в армию на 1,5 года. Без паники, университет я в итоге закончил, но после того, как восстановился. А где ты служил? В Минске, батарея управления и артиллерийской разведки. 310-я гвардейская группа артиллерии. Когда я вернулся и восстановился в университете, у «Если бы…» на тот момент режиссера не было. Потом через некоторое время руководитель у коллектива появился, но я уже был в «Зеркале». А «Зеркало» — один из старейших коллективов университета. Старше только, наверное, «Радзiмiчы». И вот с 2006 года я попал в «Зеркало» и до сих пор там. У тебя есть амплуа? Как-то нет, наверное. После определенного времени, проведенного сперва в одном, затем в другом коллективе, граница между тем, куда тебя могут поставить и что ты можешь сыграть, стирается. Режиссер тебе дает задачу — и ты ее выполняешь. Все, крутись как хочешь. Я стараюсь вжиться в любую роль. Говорить «я это играть не буду» — это значит развернуться и уйти. Не важно, профессиональный это коллектив или любительский. Что значит «Я не буду это играть»? По крайней мере, со мной такого не случалось. Любая роль — это опыт. Есть у тебя любимая роль? Ну, или роль, с которой связаны какие-то яркие воспоминания? Наверное, таких вот особых ролей не было. Для меня интересны все роли. Но есть одна необычная история, связанная скорее не с театром, а с хореографией. Стоп, подожди, ты еще и танцор? Нет, я не танцор. В прошлом году руководитель студии современной хореографии «VIDA» Алена Козелько попросила помочь им с выступлением в Житомире на Международном хореографическом фестивале. Мне не нужно было танцевать. Танцевали девчонки маленькие, а я по сценарию выступал в роли кукловода. Там был танец, совмещенный с театральными элементами. Вот тогда, когда ты на сцене не играешь в какой-то постановке, а участвуешь как… элемент танца… (потому что танцевали дети, а ты просто, грубо говоря, тягаешь за нитки) — вот это было необычное, новое. В каких еще проектах участвуешь? Сейчас, кроме «Зеркала», я участвую в еще одном проекте городском — театре «Среди людей». В этом году, где-то ближе к началу один товарищ «слил» меня в хорошем смысле этого слова — и мне написала Зоя Гарина и предложила сыграть в новом спектакле и в новом созданном коллективе. Я согласился. Достаточно долго готовили премьеру, она состоялась летом в Белой Гостиной Дворца Румянцевых-Паскевичей. Сейчас полноценно готовится новый спектакль, в котором я относительно не занят, будучи во втором составе, потому что немножко мы не совпадаем по репетиционному времени. И дополнительно мы готовим еще один серьезный проект, связанный с холокостом. Мы записали пока аудиоверсию спектакля, она в процессе сведения, а после Нового года мы будем делать его непосредственно для зрителей. Спектакль достаточно необычный, атмосферный, когда зритель надевает на глаза повязку и не видит того, что происходит на сцене. Но никто, конечно, не запрещает ему эту повязку снять. Как же он воспринимает пьесу? На слух. Что мне нравится в атмосферных спектаклях, так это то, что они позиционируются не просто как какой-то интересный опыт для людей, которые приходят, закрывают глаза и слушают. Такие мероприятия — это скорее возможность для слабовидящих или незрячих людей окунуться в театр. И когда мы записывали аудио версию спектакля, это было невероятно сложно — отыграть все эмоции чисто голосом, чтобы тот, кто будет слушать, все это понял и прочувствовал. Как ты сейчас совмещаешь работу и театр? Ну, как совмещаю. Заканчивается работа — поехал на репетицию. Порепетировал — поехал домой. В университете репетиции два раза в неделю — по вторникам и четвергам. Во втором театре пока более-менее свободно: там ребята новогодние выступления еще готовили, а поскольку такие мероприятия всегда дневные, то я лапки кверху поднял — извините, не могу. Но вообще я надеюсь, что с января мы возобновим работу полноценно над новыми проектами, а это значит плюс два репетиционных дня — среда и суббота. Что ты делаешь в свободное время? Репетиция — это и есть отдых. Работа разгружает от того, что ты получаешь и чем нагружаешься на репетициях. А репетиции разгружают от того, что ты делаешь на работе. Вот этот момент переключения — очень крутой на самом деле. То есть, когда ты не зацикливаешься на чем-то одном — на одной работе или на одних репетициях. Эти переключения помогают не свихнуться, наверное. Хорошо. И между работой и репетициями… где Иван? Да по-разному бывает. Книги-фильмы-кино-встречи с друзьями — совершенно по-разному. Если бы ты выбирал: играть перед небольшой группой людей или перед огромным залом? А нет особой разницы. Если есть что сказать зрителю — не важно, сколько их: три человека, два, один или 200 тысяч. Главное — донести то, что ты хочешь людям сказать, а сколько людей при этом тебя слушает — абсолютно не важно. Было ли такое, что ты настолько вжился в роль, что забыл из нее выйти? Наверное, нет. Но выходить из роли всегда труднее, чем в нее вживаться. Не небо и земля прям разница, но для меня, по крайней мере, переключиться назад всегда сложнее. Поддерживают друзья, коллеги твое хобби? Конечно. На репетиции они, как правило, не приходят, но если совпадает по времени, то приходят на выступления. А насчет коллег — я хитрый же. О моем этом хобби в компании знают не так уж и много людей. Ну, команда моя Charlie. Еще на выступлении, организованном театром «Среди людей», во дворце Паскевичей был директор Геннадий Щуревич. Какая самая высокая форма признания своего труда как актера? Реакция зрителя. Это что-то на уровне ощущений. То есть иногда люди могут аплодировать, но только из-за вежливости. А могут стоять как вкопанные, но что-то все равно чувствуется. Это то же самое, что сидеть в зрительном зале и ощущать энергетику, исходящую от актеров со сцены. Так и на сцене. По окончании выступления ощущаешь, как зритель это воспринимает, аплодирует он или нет при этом — не важно.

ITSupportMe

28 декабря, 2018

Начните жить жизнью ITSupportMe

Подпишитесь на нашу E-mail-рассылку, чтобы быть в курсе всех интересных событий и новостей нашей компании!